В апреле прошлого года благодаря громкому скандальному информационному поводу, который предоставили средствам массовой информации московский аукционный дом «Литфонд» и его гендиректор Сергей Бурмистров, в изданиях «МК» были опубликованы разоблачающие статьи про организованный «Литфондом» аукцион по продаже редкой книги с необычной судьбой. Речь шла о романе Ф.М.Достоевского «Бесы», отпечатанном в 1935 году в издательстве Academia, но так и не увидевшем свет, поскольку этот тираж был тогда же уничтожен.


фото: pixabay.com

Судьба этой книги интересна не только ее редкостью, она как зеркало отражает историю нашей страны и трагические судьбы людей: по рекомендации Максима Горького роман «Бесы» был поставлен в издательский план 1935 года. Директором издательства Academia был Лев Каменев, через год ставший жертвой политических репрессий. Автором предисловия был историк и библиограф Петр Парадизов, арестованный в 1935 году и расстрелянный в 1937-м. Предстоящее издание анонсировала «Литературная газета». Не исключено, что эти многие роковые и трагические события и обстоятельства и предопределили судьбу книги. И когда книга в самом конце 1934 года была уже подписана в печать и свет увидели сигнальные экземпляры, в январе 1935 года литкритик своего времени Давид Заславский выступил с гневной статьей «Литературная гниль». Не помогло «Бесам» и заступничество Максима Горького. Тираж пошел под нож, а книга попала в разряд уничтоженных изданий и стала букинистической редкостью.

А в конце марта 2016 года некий аукционный дом, именуемый себя пафосно ООО «Аукционный дом и художественная галерея «Литфонд», или кратенько ООО «Литфонд», созданный без году неделя, в августе 2015 года, Сергеем Бурмистровым, заявил о сенсационной продаже уцелевшего экземпляра этих «Бесов». Эта книга в прессе, на телевидении и в Интернете с подачи организаторов аукциона широко рекламировалась как единственный уцелевший экземпляр — «букинистический миф»: по словам устроителя аукциона, «до сегодняшнего дня ни один коллекционер не только не держал ее в руках, но и вообще не мог сказать наверняка, существует ли она».

Не надо быть библиофилом, чтобы понять: цена единственной или единичной книги одна, а цена пусть редкой, но не единственной — другая. Так оно и получилось. За этот не то единственный, не то единичный томик «Бесов» установили стартовую цену 2,5 миллиона рублей. Организаторы аукциона, подогревая интерес к продаже и, вероятно, предвкушая хороший куш, полагали, что книга не уйдет, а улетит с торгов не меньше чем за пять миллионов. Наши публикации пролили свет на эту раздутую «сенсацию». Как уже сообщалось, книга была продана не за мифические, а за российские 3 миллиона 400 тысяч. Примечательно, что экземпляры этой же книги на последовавших сразу после этого скандального апрельского аукциона торгах выставлялись уже по значительно меньшей цене — не более 1,5 миллиона рублей.

В своих публикациях «МК», опираясь на общеизвестные и общедоступные данные, предположил, что уважающий себя и своих партнеров аукционист не будет пускать пыль в глаза, а предоставит достоверную и исчерпывающую информацию о продаваемом лоте. Общеизвестно, а уж любому библиофилу или коллекционеру и подавно, что в наличии имеется несколько уцелевших томов. Это и экземпляр в Российской государственной библиотеке, и два экземпляра в отделе книжных фондов ГЛМ, несколько экземпляров у столичных и региональных библиофилов — о некоторых из них мы уже писали.

Аукционный дом «Литфонд» и Сергей Бурмистров сильно обиделись на критические и разоблачающие публикации «МК» об этом «букинистическом мифе» (статьи «Аукционная сенсация трещит по швам» и «Аукционный дом попался на махинации с «Бесами» Достоевского») и обратились в суд с иском о защите их чести, достоинства и деловой репутации. Редакция доказала свою правоту и достоверность распространенных сведений сначала в суде первой инстанции, который отказал истцам в удовлетворении их исковых требований опровержения и миллиона рублей морального вреда. А потом и Мосгорсуд оставил жалобу «Литфонда» и Сергея Бурмистрова без удовлетворения.

Источник