Похоже, что кино вновь становится важнейшим из искусств. Продолжаются бои вокруг «Матильды». И конфликт, как оказалось, может вспыхнуть по поводу любого фильма, что лишний раз подтвердилось на Забайкальском международном кинофестивале. Умная и тонкая картина «Турецкое седло» Юсупа Разыкова оказалась в эпицентре противостояния. Сибирячки разгневались на режиссера, снявшего драму про пенсионера, полюбившего юную девицу. И обступили его кольцом, призывая к ответу. А жюри отметило за режиссуру и лучший фильм.


Александр Михайлов с дочерьми Анастасией и Мирославой. Фото: Александр Голубчиков.

Великолепный ярославский актер Валерий Маслов сыграл в «Турецком седле» главную роль, дебютировав в большом кино в 62 года. Его героя-охранника все называют Ильич. Прежде он трудился в КГБ, но и на заслуженном отдыхе продолжает вести наблюдение за людьми. Отчаянная история о потерянной жизни. На фестиваль Юсуп приехал с двумя призами в чемодане, полученными в Екатеринбурге. Летел через Владивосток, где его картину показали «Меридианах Тихого». В Чите прибавились два увесистых приза, так что пришлось доплачивать в местном аэропорту за перевес.

«Вся наша надежда» Карена Геворкяна, которую часто воспринимают как документальный фильм, рассказывает о семье шахтера, вступившего в неравный бой с начальством. Фильм снят с участием реальных шахтеров и награжден за лучший сценарий, отмечен призом зрительских симпатий. «Мы живем в сложной и интересной стране, где представлено 160 этнокультур. Вот опора, из которой все вырастает. Это поле ждет нас. У нас потрясающий зритель. А мы своего человека не понимаем» — сказал Карен Геворкян. Приз молодому кинематографисту, начинающему свой путь, поучила талантливая женщина-режиссер Шарбану Сада из Афганистана за фильм «Волк и овца» про жизнь деревенских подростков своей страны. Была еще одна самобытная картина «Оралман» казахстанского режиссера Сабита Курманбекова, связанная с Афганистаном. Ее герои — этнические казахи, жившие и даже родившиеся в Афганистане, возвращаются на историческую родину. Что-то свежее и необычное есть в этих фильмах, поражающих горными пейзажами, яркими красками скудной жизни. Монгольская актриса Тангад Борхуу, сыгравшая в китайской ленте «Мамин аэродром» Чжоу Юпэна жительницу отдаленного пастбища, усыновившую 6-летнего мальчика, привезенного во Внутреннюю Монголию из Шанхая во время голода 1960-х. Член жюри Мария Миронова объяснила, почему пришлось отказаться от традиционных призов за мужскую и женскую роли и присудить награду за лучшее актерское исполнение. Жюри так и не смогло прийти к единогласному решению по поводу лучшего актера, а тут такая яркая женская роль. Хотя сама картина постепенно сходит на нет из-за схематичной истории.

Не оставили без внимания Эмира Кустурицу. Глава жюри — кинорежиссер Николай Лебедев — сравнил его со Вселенной. В итоге выдан спецприз выдающемуся автору и личности. А его фильм «По млечному пути», где он сыграл в дуэте с Моникой Беллуччи, к разряду удач не назовешь. Возможно, в конкурс он попал из-за обещаний Кустурицы приехать в Читу, которые он так и не осуществил.

Во внеконкурсной программе участвовал «Костер на ветру» якутского режиссера Дмитрия Давыдова. Он – директор школы в райцентре Амга, что в 200 км от Якутска. Снимал в родной деревне с участием профессиональных якутских актеров и односельчан. История бесхитростная и искренняя про пожилого человека, потерявшего сына и приютившего подростка из пьющей семьи. Картина номинировалась на Австралийского Оскара в секции APSA UNESKO Aword, имеет награды в Канаде и России. Дмитрий Давыдов продолжает учительствовать и готовится к новому фильму.

Забайкальский фестиваль ориентирован на кино мультикультурное, с этнографическим размахом, а также на ближайших соседей – Китай, Монголию, Казахстан, где происходит много интересного. Продюсер Алексей Петрухин представлял в Забайкалье незавершенный проект «Тайна печати дракона: путешествие в Китай» Олега Степченко с участием Арнольда Шварценеггера и Джеки Чана — не только актера, но и продюсера. По его словам, Китай начнет инвестировать в российское кино. Там снято за год 743 фильма, а у нас — порядка 80. Если в США – 42 тыс. кинотеатров, в Китае — 46 тыс., а к концу года будет 50, то в России — 1 тысяча 450, а это порядка 4 тыс. экранов. В СССР их число достигало соответственно — 29, 5 тыс. и 320 тыс. Пытливый продюсер Петрухин выяснил, что в Чите принимали в пионеры Мао Цзэдуна, в этом городе служил Брежнев, и нашлись люди, готовые показать его армейскую койку.


На фото Наталья Варлей на звездной дорожке. Фото: Александр Голубчиков.

В жюри работал китайский кинорежиссер Се Фэй – обладатель берлинских «Медведя» — Золотого и Серебряного — за фильмы «Женщина с озера благоухающих душ» и «Черный снег». Он преподает в Пекинской киноакадемии. Среди его учеников – китайские гении Чжан Имоу и Чен Кайге. Прибывшие в Сибирь из Поднебесной кинематографисты окружали господина Се Фэя плотным кольцом, а уж с каким почтением обращались – ничего подобного у нас не увидишь.

Председатель жюри Николай Лебедев на творческом вечере показал фрагмент раннего документального фильма о своей бабушке и … запел песню из репертуара Пугачевой на стихи Цветаевой «Уж сколько их упало в эту бездну…». Аж дух захватило от такой открытости. Во дворе своей бабушки Коля снимал первые фильмы. А она в Москве тайно бежала за внуком в метро, чтобы сопроводить, пусть на расстоянии, в приемную комиссию ВГИКа. Николай вспоминал, как утвердил на роль труппа в «Змеином источнике» 10-классницу Катю Вуличенко, как не сразу оценил Игоря Петренко, записав в разряд стертых красавцев. А 23-летний Игорь в тот момент собирался уйти из профессии, а потом полкартины снимался не утвержденным на роль в «Звезде». Николай Лебедев прочитал любимое стихотворение Эльдара Рязанова «Заповедь» Киплинга, а после фестиваля отправился в Манчжурию представлять китайским зрителям свой «Экипаж».

Президент фестиваля актер Александр Михайлов родом из Читинской области. Он приехал с женой и дочками, съездил на погост, где похоронен отец – в 20 километрах от Читы. Рассказывал об этом со слезами, навестил дом в бурятском селении Цугол, отмахав 400 километров в один конец. Там когда-то жил с мамой. На закрытие фестиваля приехал настоятель Цугольского дацана. «Я родился в монашеской келье в 70 метрах от этого дацана, — рассказал Александр Михайлов. — Каждый год туда приезжаю. Я рад, что мой дацан, которому 217 лет, поднимается». Дочери Михайлова поют вместе с отцом. Старшая Анастасия закончила ВГИК, снимается в кино. 16-летняя Мирослава — тоже актриса. Александр Михайлов рассказал «МК», что она поет песни, которые когда-то исполняла его мама-старообрядка. Девочки работали в жюри конкурса «Новый взгляд» под руководством актрисы Анны Цукановой-Котт. На VI фестивале Александр Михайлов вспоминал, как в начале пути, когда задумал фестиваль на родине, слышал насмешки: «Давай, давай! Одни Нью Васюки уже были».

Среди гостей – Наталья Варлей, напомнившая о своих французских и сибирских корнях. Она по-прежнему любимая актриса миллионов. В Чите поклонники подарили ей шубу. Любовь к Андрею Соколову и Валерию Баринову выразилась в пуховиках. Всегда пригодятся при таком активном образе жизни. Валерий Баринов, к примеру, проделал сложный путь, чтобы добраться до Читы. Выехал из Бреста, где на театральном фестивале сыграл в спектакле «Скрипка Ротшильда. А приехав в Сибирь отправился на встречу со зрителями в Краснокаменск, где отбывал наказание Михаил Ходорковский. Там теперь в числе достопримечательностей – скромная гостиница, в которой останавливалась жена опального олигарха, навещая мужа. Шахтеры, добывающие уран, надевают перчатки, про которые говорят, что сшиты они Ходорковским. Это уже «фольклор» новейших времен.

Источник