Верите ли вы в то, что задница является символом демократии и всего прогрессивного на земле? Я нет, потому что любые упражнения с этим словом в русском языке, а также с другим, но на «ж», ничего хорошего нам не сулят. Ну смотрите: «полная задница» (совсем не значит «жирная»), «мы в заднице» или «да пошел ты в задницу» — несут сплошной негатив, вполне соответствующий нашей действительности. Но, как ни странно, эта самая «задница» спровоцировала скандал между двумя театральными вузами — «Щукой» и Школой-студией МХАТ.


Фото: wikipedia.org / Shuvaev

Как так вышло, что обычная задница за три дня разнесла Интернет и даже серьезные люди с умным видом обсуждали случившееся? Сразу скажу — скандал на пустом месте, как теперь это часто бывает, благодаря соцсетям. А дело было так: в Щукинском театральном институте шел международный фестиваль «Подиум» (проводится раз в два года), куда съехались разные российские и иностранные театральные школы. Темой «Подиума-2018» стали самостоятельные работы студентов, то есть не дипломные спектакли, а те, что студенты делают сами, без режиссеров.

Прекрасно показались ярославцы, питерцы, воронежцы, екатеринбуржцы, нижегородцы, итальянцы из города Удине. Москвичи тоже не ударили в грязь лицом — как-никак в столице целые четыре театральные школы, не считая коммерческих. Школа-студия МХАТ, представленная курсом Дмитрия Брусникина, предложила на суд зрителей редкий материал — спектакль по произведению И.Зданевича, поставленный к 100-летию дадаизма. Для тех, кто не в курсе: это авангардное течение в литературе, изобразительном искусстве, кино, театре. Зародилось в Швейцарии во время Первой мировой войны и носило ярко выраженный антивоенный и антибуржуазный характер. Главная цель дадаистов — разрушение какой бы то ни было эстетики, главный лозунг: «Дадаисты не представляют собой ничего, ничего, ничего, несомненно, они не достигнут ничего, ничего, ничего». Такой театрализованный перформанс, провоцирующий зрителя на возмущение, на ответные действия, в том смысле, что и по морде можно получить. Понятно, что действия зрителя могут быть непредсказуемы, и дадаисты из прошлого века ко всему были готовы.

Ребята из Школы-студии МХАТ изначально предложили зрителям игру в импровизацию, начав активно: пообещали окатить водой, в зал полетели полиэтиленовые мешки с бумажными коронами. Но после того, как один мешок угодил в голову студентке педагога «Щуки» Владимира Поглазова, тот поднялся на сцену: «Ну давайте поимпровизируем. Вот вы говорите, что мы дети проституток (это исходя из текста. — М.Р.), а я вот не согласен, что моя мать — проститутка». Студенты не нашлись что ответить: ведь опыта импровизаций мало, сцену еще как следует не потоптали, а может, с ответной реакцией не сталкивались. Впрочем, ответом можно было считать выход на сцену не совсем голого человека. Не совсем, потому что член у него был вставлен в зеленый носочек. Такая трогательная зелененькая провокация, уморительная, но не в духе дадаистов: в прошлом веке дадаисты точно бы дерзко на глазах у публики сорвали носочек как истинные революционеры в искусстве.

Но мы ж не дикари какие, чтобы реагировать на голого человека, выпучив глаза: да мало ли голых (по делу и без) бороздят теперь столичные и российские подмостки (мода такая, но мода проходит — на то она и мода). Так что ведро, мусорные пакеты, член в носочке — совсем не повод сегодня устраивать шухер в соцсети. Однако шум начал подниматься, но не в результате показа спектакля, а только после обсуждения, причем обсуждали работы сами студенты. Большинству из них дадаистская история не глянулась, претензии были в основном профессионального характера и задницы никоим образом не касались. Даже слишком эмоциональное выступление Поглазова, который возмутился тем, что систему Станиславского теперь поверяют задницей, и даже не к месту вспомнил режиссера Серебренникова, предпочитающего обнаженную натуру одетой, так бы и осталось незамеченным, если бы кто-то из присутствующих не нацарапал в ФБ свой пост. Мол, консерваторы, губители прогресса не оценили эксперимента.

Дальше — эффект кругов по воде от брошенного камня, то есть поста в соцсети. И вот (внимание!) уже звонок ректору мхатовской школы из самого Министерства культуры: «Чему вы там учите?!» Зачем чиновники возмутились таким мелким вопросом, как обнаженная студенческая задница, я разбирать не стану: иногда большие корабли от нечего делать почему-то натыкаются на маленькие лодочки. Но смотрите, что получается: буквы, сложенные в слова в каком-то посте, к тому же мало соответствующие тому, что было на самом деле, портят жизнь многим дельным людям. Они оправдываются, их троллят — машина по сбору лайков для амбициозных натур запущена. А тут и новостные ленты, и телеканалы в борьбе за рейтинги на подхвате — и вот уже готов образ врага. А как оно было на самом деле, уже никого не волнует. Даже то, что буковки, сложенные в слова какого-то поста, могут обернуться большой задницей для целой театральной школы. Которые к тому же теперь школы не в дружественных отношениях. 

Лучшее в "МК" — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Источник