Под проливным дождем завершился в Калининграде V фестиваль короткометражного кино «Короче». Зрители пришли, несмотря на непогоду, и, стоя под зонтиками, наблюдали за церемонией награждения, смотрели фильмы-лауреаты. Как же надо любить кино!


фото: Геннадий Авраменко
Юлия Пересильд и Ингеборга Дапкунайте.

В числе смелых зрителей оказалась Юлия Пересильд — дождь ей не преграда. Буквально за несколько минут до начала церемонии она рассказала «МК» о своих фаворитах и кое-что предугадала.

— С пользой прошли для вас три фестивальных дня?

— Да, очень насыщенно. Многое было интересно. Мне очень понравились фильмы «Лалай-балалай» Руслана Братова и «Половинки» Байбулата Батуллина. Очень любопытные истории «Селфи» и «Алешенька». Я посмотрела почти всю программу.

— У вас был опыт работы в короткометражном кино?

— Я много снималась в коротком метре. Это «Шуба», «Рецессивный ген», «Выше на этаж», «Старуха». Молодые режиссеры часто обращаются. Мне даже кажется, что они передают друг другу мой телефон. Но не всегда есть возможность с ними поработать, поскольку чисто физически невозможно совместить съемки с работой в театре и других проектах. Это же, как правило, делается на добровольных началах. Я люблю работать с людьми, которые только начинают. Иногда что-то получается, иногда нет. Риск пятьдесят на пятьдесят в таких историях. Иногда открываешь для себя неожиданные вещи. Во-первых, можно хулиганить у таких режиссеров, они еще к этому готовы, особенно талантливые ребята, — и тогда это большое счастье. А во-вторых, можно ступать на какие-то территории, на которые в большом кино ты бы не рискнул выйти. А тут можно.

— Со зрелыми режиссерами рисковать не получается?

— Если они рисковать не могут или не хотят, то я могу и согласиться на такую работу. Да и короткометражку имеет смысл снимать только в том случае, если рискуешь. В принципе кино стоит заниматься только в этом случае. Но есть коммерческое кино, которое требует энного количества обязательств от режиссера, а короткометражное кино все-таки еще лишено обязательств и предполагает творчество и риск.

— Вы ведь где-то под Калининградом недавно снимались?

— В «Холодном танго» у Павла Чухрая. Не очень далеко отсюда, на Балтике, но до Калининграда мы так и не доехали.

— У вас насыщенная жизнь, много интересной работы?

— Не могу сказать, что ее много. И не потому, что нет предложений. Я не оправдываюсь, но два года назад я могла позволить себе сниматься там, где мне просто нравится, где кажется симпатично. А сейчас хочется чего-то очень серьезного. И это вопрос не крупных и больших проектов, а исключительно глубины творчества и погружения, того, насколько коллеги готовы на эту территорию ступать. Мне повезло в жизни — у меня были мастодонты Павел Чухрай, Станислав Говорухин, Алексей Учитель. С дебютантами я бы тоже с удовольствием поработала. После сочинского кинофестиваля и «Короче» понимаю, что они есть. Нельзя сказать, что все ушли в «мыльное» производство. Я вижу молодых ребят, у которых явно есть мозги и что-то болит, у них есть вопросы, на которые они еще не получили ответа. Тем фестиваль и прекрасен. Я тайно влюблена в режиссера Кантемира Балагова (режиссер фильма «Теснота», ученик Александра Сокурова. — С.Х.). Такой молодой парень — и какой мудрый! Какая в нем взрослость, режиссерская зрелость. Интеллигентный, умный человек, не гонится за каким-то пшиком. Таких людей для себя интересно открывать.

— Вспоминаю актрис старшего поколения, таких как Людмила Касаткина. Они всегда помнили о том, что они актрисы. Если уж появлялись перед публикой, то непременно в вечернем. Вы тоже всегда красиво и продуманно одеты. Как только хватает времени быть красавицей, столько снимаясь, воспитывая маленьких детей?

— Мне посчастливилось работать с Тамарой Семиной. Могу назвать Элину Быстрицкую, Лию Ахеджакову. Они настоящие актрисы. Как бы ты этот гламур ни любила (правда, я его не очень люблю и не сильно этим всем интересуюсь), но все равно понимаешь, что тебя ждет зритель. Он хочет увидеть каких-то звезд, и ему совершенно неинтересно смотреть, какая ты в джинсах и футболке. Есть некая ответственность перед людьми, которые бегут к тебе с детьми. Вчера мне зрители подарили цветы. Честно скажу, в большинстве случаев это происходит из уважения к таким людям. Не хочется развенчивать их мечты. Безусловно, в артистах должна быть тайна, некий богемный флер. Не могу сказать, что я из категории завзятых модниц. Но чувство ответственности заставляет соответствовать тому, что ты актриса…

«Лалай-Балалай» Руслана Братова за последнее время уже дважды побеждал на российских фестивалях — в Сочи и вот теперь главный приз в Калининграде. Руслан — актер МХТ им. Чехова, и это его режиссерский дебют. Картина изначально называлась «Центрифуга». Она рассказывает о некоем товарище, который навеселе, да еще в компании коллег, отправляется неизвестно куда в поисках острых ощущений. В итоге все они оказываются на карусели, которая и унесет их, как круговерть жизни. Прекрасные актерские работы Евгения Сытого, Алексея Верткова и не только — большая редкость в работах молодых. В «Половинках» Байбулата Батуллина (он с курса Алексея Попогребского в Московской школе кино) незнакомая девица примагнитится к парню, а у того свадьба через несколько дней. Так и будут ходить обнявшись, и добром для невесты это не кончится, хотя польза все-таки имеется — из-за этой напасти у нее куча лайков в соцсети.

Жизнь изменилась, и это чувствуется в работах молодых, в том, как воспринимают их зрители того же возраста. Залы, к слову, полные. Например, все, что связано с селфи, обречено на успех. «Мочилово», причем неважно какое, проходит под смех зрительного зала, который не заморачивается по поводу того, что кого-то прикончили на экране. То, что мы видим по телевизору, тоже в коротком метре: бесконечные полицейские, патрули и даже целующийся с другом сотрудник ГИБДД.

Путь в режиссуру бывает причудлив. Встречаются самоучки. Кто-то успел защитить диссертацию о бюджетной политике США. Станислав Капралов работал на развлекательных телепроектах как сценарист и режиссер, заработал деньги на кинодебют Sui Caedere — о городе, в который свозят самоубийц, чтобы отрезать им гениталии и обеспечить несколько десятков лет в этом страшном месте, прежде чем появится возможность заново родиться.

Много кино про кино, сделанного на уровне прикола. В «Проникновении» актер пытается вжиться в образ педофила и по совету отца «присматривается» к подростку, за что и получит от серьезных парней. На этом фоне выделяется «Крайняя смена», отмеченная дипломом жюри. Снял ее Никита Тамаров, запомнившийся по «Портфолио», победившему два года назад в Калининграде. Оказалось, что он активно работает в рекламе, снимает ситкомы, «Даешь молодежь!». Герой «Крайней смены» — актер, который много лет не снимался, и наконец подвернулась работа. Но наступили новые времена — режиссера на площадке нет. Его заменил искусственный разум в виде небольшой камеры, напоминающей глаз. Принять это совершенно невозможно. Виктор Вержбицкий не только прочитал сценарий, прежде чем согласиться на участие в этом фильме, но и посмотрел предыдущий фильм Никиты Тамарова, после чего согласился.

Незамеченной осталась весьма оригинальная картина «Интересное положение» Тани Ефимовой, героиня которой ждет ребенка, страдает от токсикоза и особо чувствительна к запахам. Работает она в областной администрации, где и подсядет на запах бумаг с синей печатью и съест документ, который окажется указом за подписью президента Путина о переназначении губернатора. В общем, беременная — это форс-мажор, как скажет сам губернатор.

Смотрите фоторепортаж по теме:

Непогода не помешала зрителям насладиться кино: «Короче», звезды

8 фото

Источник