Кинорежиссер Константин Лопушанский, снявший «Письма мертвого человека», «Русскую симфонию», «Гадких лебедей», «Роль», приступил к работе над новой картиной «Сквозь черное стекло». Его героиня — незрячая 18-летняя воспитанница интерната при женском монастыре. Ей выпадает шанс обрести зрение и заботу состоятельного мужчины. Но есть одно условие: она не увидит жениха до замужества.

Максим Суханов и Василиса Денисова на фотокастинге. Фото: Предоставлено съемочной группой

Сценарий написан Константином Лопушанским. Оператор Дмитрий Масс рассказывает, что режиссер особое значение придает изобразительному решению картины, что связано с ее спецификой: «Прозрение героини не будет сопровождаться яркими красками. О том, каким она видит мир, говорит название фильма — «Сквозь черное стекло». Оно и диктует визуальное решение. Это будет картина, тонированная в монохромные цвета, действие которой происходит в северном городе, все время погруженном в сумерки. Густая масляная живопись серого по черному». Снимать будут в том числе и в монастыре, в монастырских кельях.

Константин Лопушанский не в первый раз работает с Максимом Сухановым. В его предыдущем фильме «Роль» он сыграл гениального актера, решившего прожить чужую жизнь. И все это в условиях Гражданской войны в России начала 20-х годов. Теперь у него не менее сложная, и даже демоническая роль.

Мы разговариваем с Константином Лопушанским (на фото) о его новом проекте «Сквозь черное стекло», к которому он приступил вместе со своим постоянным продюсером Андреем Сигле.

— Для меня самого это немного неожиданный проект, — говорит Константин Сергеевич. — Когда замысел спустился, я несколько удивился.

— Спустился свыше?

— Можете подумать, что это самомнение, но так всегда бывает. Это очень современная история, своего рода ложная мелодрама, история Анти-Золушки. Тут есть такие вещи, которые, казалось бы, совсем уж не могут быть присущи моему фильму. Но благодаря определенным метаморфозам история обретает столь любимый мною апокалиптический оттенок и тревожный взгляд на современность. Возникают чрезвычайно важные проблемы сегодняшнего дня. Наш фильм — о полном непонимании двух поколений. Одно — построило новое общество, это поколение «папиков». Второе — очень молодое, часто заявляющее: «Нам, папики, не нужно то, что вы построили». В силу глубокой безнравственности, лежащей в основе этой структуры. Так возникает первый слой радикализма в картине. Второй связан с расколом в обществе, вызванным религиозным мировоззрением. Оно может быть разным и все больше обретает черты откровенного противостояния атеистическим и либеральным проявлениям. И тут все на грани революционного взрыва. При этом мы снимаем камерную историю про девочку и взрослого человека, с которым ее связала судьба. И она трагически закончится.

— Это любовная пара?

— Хотите, чтобы я все рассказал? Героиня — слабовидящая девочка из интерната для слепых, которой еще можно вернуть зрение. Узнав об этом, некий немолодой человек — назовем его условно олигархом — предлагает даже не ей, а директрисе интерната оплатить лечение за рубежом. Он готов вернуть ей зрение, но девочка должна выйти за него замуж прямо сейчас. Героиня стоит перед выбором и теперь думает: чудо на нее свалилось или нет? Понятно, что она воспитана определенным образом, поскольку интернат находится при женском монастыре. Все это существенно для ее характера. Ей 18 лет, и она выбирает соблазн — выходит замуж за олигарха, делает операцию. Очень быстро развиваются отношения этих людей, которые приведут к трагическому концу. Ее принципы — то, на чем она воспитана, — никак не соединяются с тем, как живет и мыслит он.

— Значит, религиозная тема будет присутствовать?

— Невольно. Это то, что стоит за ней, что связано с ее воспитанием. Религиозность ее понятна — она же жила в определенных условиях. Героиня в том возрасте, когда принципы радикальны. И это столкновение высекает очень сильную искру — не только непонимание, но и непримиримость.

— Церковь все сильнее вторгается в общественное сознание и искусство. Так что вы попадете в болевую точку.

— Не надо забывать, что церковь — это институт. Но в ее основе лежит великое учение, существующее 2 тысячи лет и которое будет существовать еще 100 тысяч лет. Из религиозного мировоззрения рождаются некие этические принципы. Наше время обострило все эти конфликты до радикальности. И мы посмотрим на окружающий мир словно впервые, с позиций подлинных принципов. Не с позиции церкви как института, а глазами ребенка. Настя впервые видит этих людей, их стиль жизни. У нее не было ничего подобного. Она была слепа и жила в замкнутом пространстве беднейшего интерната. И теперь открывает мир. Когда мы увидим его через ее восприятие, нам тоже станет не по себе. Отстранение в искусстве всегда интересно. По-новому мы посмотрим и на сексуальные отношения. В картине будут весьма откровенные эротические сцены. Без этого нельзя. Это тоже часть мира, которая ее ошарашит.

— У вас есть поддержка со стороны государства?

— Есть. Проект международный, в нем задействованы иностранные партнеры. Но от чего-то пришлось сразу отказаться. Мы располагаем очень маленьким бюджетом. Странная история! Происходит такое падение бюджетов! У моего фильма «Роль» бюджет был около 2 миллионов долларов. Сегодня это немыслимые деньги. Мы и мечтать не можем о такой сумме. Так что я сейчас не столько учу своих студентов, сколько учусь у них. Они постоянно спрашивают: «Как снимать за три копейки?» Думаю, кое-что у них позаимствую, и это мне скоро пригодится.

— В общем, работаете на энтузиазме.

— Я работаю на сильном энтузиазме. В группе должен быть хотя бы один сумасшедший. Но это становится повсеместным явлением. Один мой знакомый пошутил: «Вы снимаете кино как пианист, которому каждые полчаса отрубают по пальцу, а он, подлец, продолжает играть. Давайте ему руку отрубим». Все время ждешь, что появятся нововведения и тебе чего-то отрубят.

— Где планируются съемки?

— В основном в Петербурге. Предстоят небольшие съемки в Германии. Может быть, благодаря нашим партнерам поработаем в Болгарии, и это поможет нам сэкономить. Хотелось, чтобы «Ленфильм» поучаствовал тоже, но нам дали понять, что не очень в нас заинтересованы.

— Вновь у вас главную роль сыграет Максим Суханов?

— Потрясающий актер! Очень глубокий. Столько у него возможностей! Мне кажется, что он сильно недооценен. Мы иногда не понимаем, что рядом с нами существует такой мастер. Очень важно, чтобы большой актер сыграл своего великого Гамлета, надо ему дать такую возможность. С одной стороны, Максим очень разборчивый, не так много снимается. С другой — предлагают ему не Гамлета, образно говоря. А годы проходят. Мы меняли сценарий, диалоги по ходу дела, когда он говорил, что какие-то вещи ему не подходят. Он прав как актер. Максим Суханов — личность. Если уж решается сниматься в такой большой роли и за минимальные деньги, то подходит к делу серьезно. А на роль девочки мы пригласили молодую дебютантку — Василису Денисову из Александринского театра. Кастинг был серьезный. Наконец-то удастся поработать с Надеждой Маркиной (зрители знают эту уникальную актрису по фильму «Елена» Андрея Звягинцева, где она сыграла главную роль. — С.Х.). Она сыграет настоятельницу монастыря.

Источник