Николай Коляда, драматург, режиссер, руководитель частного театра имени себя в Екатеринбурге открывает в Москве новый театр. Эта новость точно потрясёт не сколько столицу, сколько саму Россию и подаст пример провинции не бояться брать Первопрестольную.


фото: Евгений Семенов

Все-таки насколько это правда или слухи? Ведь по логике Коляде, который каждый год в январе привозит в Москву почти весь репертуар своего театра, не до столицы. Его театральное дело — частное, хлопотное, ему бы в Екатеринбурге разобраться с проблемами (живет, в основном, с билетов, а также на гранты от разных госучреждений), а тут еще — в Москве театр. Звоню ему в Екатеринбург. Он как всегда на репетиции.

— Коля, это правда, что ты открыл в Москве театр?

—Я пока зарегистрировал название и только вчера мы получили все юридические документы. Да, театр будет частным. Называется некоммерческое автономное партнерство «Коляда-театр» в Москве. Я придумал это ещё в январе, когда мы приезжали на гастроли. На сайте и в соцсетях написал, что провожу кастинг, и, не поверишь, пришло 300 безработных артистов (говорят, в Москве артистов безработных сорок тысяч). Целый день отбирал, с каждым разговаривал, смотрел — чуть не сдох.

— Сколько в результате получилось?

— Всего пока будет 38 — артисты, администраторы, ну и другие. Я это делаю вместе с Олегом Биликом, он когда-то работал у меня в Екатеринбурге артистом, играл главные роли, но потом женился, уехал в Москву, здесь живет и работает. И он тоже хорошо знает, как и я, уральскую драматургию. Пришёл во время гастролей, ну и предложил, мол, давай заниматься ребятами.

— То есть в московской «Коляде» будет идти только уральская драматургия?

— Конечно, уральская, но думаю, что будем разбавлять и другой.

Москва может и не принять уральскую в таких масштабах, потому как ваши пьесаы про жизнь реальную, а в столице всё больше про нереальное предпочитают.

Посмотрим. А то куда не глянешь, везде «Фрекен Жюли» — старомодная, никому не нужная пьеса идёт.

— А помещение для московской «Коляды» есть или станете бродяжничать?

— Мы обошли примерно десять помещений, когда искали что-то подходящее для нас. Даже зашли в театр «На Бутырке», там, где тюрьма, но испугались. Были на Хитровке — там центр нового искусства… Но, послушай, в Москве такая аренда, такие цены… чокнуться можно. Но все-таки нашли — помещение на Петровке, в самом центре. Ты знаешь такой театр Труда?

— Первый раз слышу.

— Вот, а там отличное место, роскошный зал на 40-50 мест. Я позвонил продюсеру Лене (фамилию её не помню), мы переговорили и договорились. Хотя пока не заключали договор, но в сентябре уже начнем работать. Все ребята, которых я отобрал, копытом бьют, рвутся работать, всё время мне об этом пишут.

— А как ты предполагаешь работать? Разрываться между Москвой и Екатеринбургом будешь?

— Раз в месяц буду приезжать в Москву, и работать по 5-10 дней. Пьесы будем ставить, делать суп-театр, чай-театр, кофе-театр, если хочешь — да что угодно.

— Можно и пиво-театр пенный устроить, с воблой. А жить — с билетов будете?

— Конечно, с билетов. Я так 15 лет в Екатеринбурге работаю, кормлю 120 человек, 44 из них — артисты.

— Хочешь доказать Москве, столичному театральному сообществу, что проживешь без денег от государства?

— Совершенно верно, но при этом мы пишем, и будем писать заявки на гранты в Министерство культуры, может, в Департамент культуры. А что? Будем просить помощь, пусть и нам дают, а то поддерживают всякие с-ные театры.

— Не слишком ли круто берешь, провинция?

— А что, я не прав, что ли? Я набираю талантливых людей, они будут работать.

— Уточни — когда именно начинаешь и с чего?

— Думаю, в середине сентября устроить презентацию нашего театра. Приглашу московских артистов-друзей, думаю, придут, не откажут. Хочу сделать читки уральских пьес.

— Коля, скажи честно, зачем тебе это? У тебя нет проблем в Екатеринбурге? Устал? Надоело? Экспансии захотелось?

— Слушай, у меня много учеников, только сейчас 59 человек с Урала учатся. Повезло только Сигареву, Богаеву, Пулинович, Васьковской. А остальные не оказались в нужное время, в нужном месте. Вот я и хочу им помочь. А их слава отразится на мне, может. цветочек на могилку мою ляжет.Мне же в этом году 60 лет будет, вот и хочу память по себе оставить.

— Я тебя от репетиции оторвала. Сам-то чтоставишь? Реальное что-то?

— «Горе от ума» Грибоедова и свою пьесу «Змея золотая».

Источник