В Басманном суде решился вопрос о мере пресечения для Кирилла Серебренникова — домашний арест, и внимание общественности приковано к имени режиссера. Тем не менее в деле «Седьмой студии» появился новый фигурант, о котором сообщается, что он объявлен в розыск — это само по себе на фоне громкого дела звучит дико и неприятно. Но если знать, кого «ищут пожарные, ищет милиция», то становится совсем страшно. Екатерина Воронова — имя этого человека.

В «мирное» время о таких говорят «сущий ребенок». Почему? Катя Воронова — выпускница театроведческого факультета ГИТИСа (училась у Натальи Пивоваровой). Вороновой 35 лет, но на вид все 16. Маленькая, худенькая, талантливая. Полиглот — знает несколько языков, с компьютерными технологиями на ты.

В начале нулевых была автором журнала «Театральная жизнь», занималась переводами. Вот как, например, характеризует Катю Воронову основатель театрального Рунета Игорь Овчинников: «Пару лет назад ко мне пришли студентки ГИТИСа Катя Воронова и Аня Шалашова. Принесли компакт-диск, на котором была записана вся существующая в природе информация об актрисе Марине Нееловой. Собирали ее добровольно и самостоятельно. Вот так вокруг витает множество активных, талантливых, работоспособных, умных людей, которых, дай мне волю, завербовал бы на работу».

Но завербовал ее и Шалашову Кирилл Серебренников, у которого чутье на талантливых людей. А выпускниц ГИТИСа и вербовать не пришлось — они с энтузиазмом принялись работать с Серебренниковым, поднимать его новое дело. В какой-то момент Катя Воронова стала отвечать еще и за финансы, но такова театральная практика — кто поднимает театр, как правило, занимается всем. В новом деле всегда не хватает рук, поэтому вполне понятно, что девочка подставила плечо. К тому же, не имея экономического и юридического образования, она вряд ли владела в полном объеме информацией об экономической составляющей работы «Седьмой студии» и проекта «Платформа».

Говорят, что еще до скандала с «Седьмой студией» она уехала на Гоа, таким образом, становится понятно, что ни в какие бега она не ударилась. Страшно представить, что будет с этой девочкой, если она окажется в России и будет нести ответственность за чью-то работу, ошибки, расплачиваться за чужую халатность. Будет также несправедливо, если маленький исполнитель попадет в жернова жестокой следственной машины, которая, как мы несколько месяцев наблюдаем, не делает разницы между рецидивистами, убийцами и теми, кто попал под подозрение в преступлениях экономического характера. И найдутся ли у Кати Вороновой защитники, столь же преданные и яростные, как у основателя «Седьмой студии»?

Читайте материал: «Арест Серебренникова как зеркало русского коллапса»

Источник