Несколько дней на глазах посетителей павильона №22 ВДНХ мегазвезда китайского искусства Цай Гоцян создает многометровые пороховые картины на тему Октябрьской революции и внезапно поджигает их. Мгновение — и вспыхнувший порох оставляет непредсказуемые следы на холстах. К 13 сентября их перевезут в ГМИИ им. Пушкина на первую в Россию грандиозную персоналку художника — она захватит здание начиная с фасада…


фото: Наталия Губернаторова
Художник Цай Гоцян.

10.00. Стеклянный, оттого пронизанный дневным светом павильон, где когда-то выращивали картофель, заполняет молодежь в белых футболках с красными иероглифами. Надписи гласят: «Цай Гоцян. Октябрь». Это название выставки, намекающее на 100-летие русской революции. Появляется и сам Цай Гоцян в морковного цвета водолазке и рассказывает об идее проекта:

— Он — о революции и ее причинах. Я приглашаю зрителей задаться вопросом: почему у людей есть идеалы и как они появляются? История создается отдельными людьми, которые должны брать на себя ответственность и отвечать за последствия. Неслучайно я исследую историческую перспективу не только России, но и Китая, откуда я родом. В моем детстве (родился в 1957-м. — «МК») он был зависим от СССР. Как и все китайские дети, я рос с изображениями Ленина и Сталина — они висели в школе. Будучи молодым, я многому учился у русских реалистов. Через их картины изучал Россию: ее природу с бескрайними полями и березовыми рощами, болотами, петляющими дорогами… Эта земля, люди и культура следовали за мной всю жизнь. Я никогда не переставал размышлять о России и ее взаимоотношениях с миром…

11.00. Волонтеры с набитыми мусорными пакетами распределяются вокруг холста размером 20х3 метра. Пока на нем ничего нет, а то, что появится чуть позже, высыпают из мешков: тысячи деталей, из которых складывается сотня картонных трафаретов. Их сделали на основе такого же количества фотографий, что Гоцян отбирал в течение года, изучая советскую периодику. Собрал солидный фотоархив, из которого выбрал самые выразительные и важные снимки. Трафареты вытравливаются лазерами для достижения максимальной точности, а теперь — вырезаются волонтерами. Добровольцев около 90, большинство — студенты факультетов истории искусств. Второкурсница РГГУ Алла не раздумывая решила участвовать в проекте, «чтобы прикоснуться к созданию великого произведения. Сейчас учебы немного, преподаватели отпустили с занятий, когда узнали, какому художнику нужна помощь».

12.00. Вырезанные трафареты 14 ассистентов Гоцяна распределяют по холсту в виде протяженной реки. Одноименное название и у самой работы, которая запечатлевает основные поворотные события ХХ века в виде бурного потока с чередой образов из повседневной жизни. «Река» — вторая пороховая картина, которую Гоцян творит в Москве. С нашей стороны процессом руководит Александра Данилова (куратор).


фото: Наталия Губернаторова
Ассистенты Цая Гоцяна.

— Александра, как Цай решился привлечь к работе посторонних?

— Он всегда работает с местными жителями. Считает, что только через прямой контакт с людьми его искусство становится понятным, и им можно заинтересовать. Куда бы он ни приезжал, первым делом общается с местным населением. Ездит в самые бедные страны, чтобы привезти детям материалы и сделать с ними игрушки. В 2011 году он поехал в Донецк и в течение недели спускался с шахтерами в шахту, чтобы понять, чем они живут, чем дышат, чтобы потом сделать их портреты. В том же году он предложил продать одну из своих работ, а вырученные деньги передать на нужды жителей города Иваки, в котором долго жил Гацян и который пострадал от атомной аварии на Фукусиме. В этом смысле он художник удивительный, открытый и демократичный.

За последние пять лет он сделал выставки в Метрополитен-музее, музеях Гуггенхайма в Нью-Йорке и Бильбао, МоМА в Нью-Йорке. Но более показательно то, что вслед за выставкой в Москве откроется его проект в музее Прадо. Гоцян станет первым из ныне живущих художников, которые допущены туда.

13.00. Художник, двигаясь по мосткам над холстом, сыплет на него разные виды пороха, различающиеся по объему гранул. Поэтому куда-то Гацян сыплет больше вещества, куда-то меньше — зависит от эффекта, которого хочет добиться. Вот сейчас порох только черный — к цветному он прибегнет в следующей, третьей картине. Если черный порох Гоцян использует больше 24 лет, то цветной — только два года. Он взрывается негромко (звук «ш-ш-ш»), оставляя эффектный дым и цветные разводы на холсте.

— Порох — китайское изобретение, — говорит Данилова. — Существует двоякость в его восприятии. В Европе его считают грозным оружием, которое несет разрушение, а в Китае — прежде всего связывают с праздником, фейерверком. Гоцян пошел дальше и сделал это вещество произведением искусства. Он пишет порохом, используя его вместо красок…

14.00. Основные приготовления — позади. Вокруг панно становится безлюдно, и можно рассмотреть проступающие, еще пока нечеткие изображения. А тут — вехи истории России за столетие: от революции до современности. Умиротворенная царская семья. Бойкий Ленин. Орудующие красноармейцы. Знамя над рейхстагом. Матросы, штурмующие Зимний. Изможденные крестьяне. Воодушевленные пионеры. Советский народ с десятком лозунгов типа: «Смерти нет!» или «Лучше ходить голым, чем носить меха!» Стиляги. Колоритные бандиты. Помешавшиеся на технике подростки.

Образы — собирательные. Каждый может найти черты, созвучные собственным бабушкам и дедушкам. Никаких политиков или узнаваемых персон современности. Разве что сам Цай Гоцян. Когда он попал в Москву в 1990-е, посетил Третьяковку. И как большой любитель русской живописи не преминул включить свой портрет на фоне «Неизвестной» Крамского.


фото: Наталия Губернаторова
Директор ГМИИ им. Пушкина Марина Лошак.

15.30. Директор Пушкинского Марина Лошак проверяет подготовку и восторженно осматривает панно.

— Марина Девовна, боязно было соглашаться на работу художника, результат которой неизвестен заранее?

— Конечно, так как мы не знали до конца, что это будет. Но репутация художника настолько высока, что мы понимали: процесс может завершиться только успехом. Еще проект — очень волнующий, потому что он масштабен даже для Москвы с ее огромными выставочными возможностями.

К слову, музей Прадо разрешил производить пороховые картины прямо в здании. У нас же это сделать не получилось, но не потому, что музей не доверяет художнику. Исходя из слов г-жи Лошак, очень даже доверяет, но, к сожалению, у ГМИИ пока недостаточно места для подобного рода экспериментов (привет всем, от кого зависит строительство музейного городка). К тому же любые работы с порохом опасны, и под них должны быть выделены специально оснащенные помещения. Когда в конце 1980-х годов Гоцян начинал работать с порохом, не все эксперименты закончились удачно. Тогда он комбинировал масло и порох, и картины сгорали дотла. Но однажды, когда очередная масляная картина с порохом была готова погибнуть от огня, бабушка художника потушила пожар мокрым полотенцем. Этой бабушкиной технологией Гоцян пользуется по сей день.

16.15. Гоцян поджигает порох. Взрыв, шум, дым… Несколько секунд — и на холсте, как на пленке, проявляются черно-белые образы людей и судьбоносные события ХХ века. Художник Ирина Нахова и куратор Иосиф Бакштейн одобрительно кивают головами. Волонтеры аккуратно тушат разгоревшийся порох мокрыми льняными мешочками. А Гоцян мудро восклицает: «Главное — научиться не поджигать, а контролировать этот процесс». И не поспоришь ведь.

Смотрите фоторепортаж по теме:

Художник Цай Гоцян показал создание картины для выставки в Москве

26 фото

Источник