В этом году в прокат выходит фильм русско-итальянского производства «Вставай и бейся», одну из главных ролей в котором исполняет Алексей Воробьев. Алексей рассказал HELLO! о том, как он попал в международный проект, с какими трудностями сталкивался из-за языкового барьера и почему режиссер Стефано Лоренци заставил его раздеться догола в первый же съемочный день.

Алексей Воробьев

Алексей, на прошедшем Московском международном кинофестивале вы представляли русско-итальянскую картину «Вставай и бейся», где сыграли одну из главных ролей. Как вы попали в этот проект?

Пару лет назад я был на Венецианском кинофестивале и там познакомился с режиссером Стефано Лоренци, он представлял короткометражку. Стефано рассказал мне о своем новом фильме про флорентийский кальчо — это довольно жестокий старинный итальянский вид спорта, «предок» нынешнего футбола и регби. Он предложил мне попробоваться на роль одного из игроков. Я заинтересовался, сделал self-кастинг: снял сам себя на камеру и отправил ролик режиссеру. Стефано пригласил меня в Италию пройти пробы, и я тут же был утвержден. Вот так просто.

В фильме вы играли на итальянском языке?

Да, вот это было очень сложно! До съемок я вообще не знал языка. Постарался заранее изучить основы, чтобы понимать иностранных коллег. Но еще больший упор делал на текст роли. Полтора месяца я ежедневно работал с педагогом и учил-учил-учил, чтобы текст отскакивал от зубов и я не задумывался уже, что именно и как говорю. И вот весь такой подготовленный я пришел на первую репетицию и понял, что упустил самое главное: свой-то текст я знал, но понятия не имел, в какой момент заканчивается реплика моей партнерши. (Смеется.) За несколько дней я быстренько заучил все последние реплики партнеров, цеплялся за эти фразы и мигом включался в сцену. Но ближе к концу съемок мне вновь не повезло: режиссер решил в последний момент прямо на площадке добавить моему герою новый монолог. Там было всего четыре строчки, но это же четыре строчки на итальянском! Что поделаешь, это работа. Я сказал: «Стефано, отличная идея!» За десять минут выучил текст, заплакал в кадре, где нужно, и все прекрасно получилось.

Алексей Воробьев в картине «Вставай и бейся»

В картине есть эротические сцены. Легко дались эти съемки?

Эротическая сцена с моей экранной возлюбленной оказалась для меня сложнее всех остальных эпизодов, вместе взятых! Но расскажу по порядку. Режиссер заставил нас с моей партнершей Джулией Микелини раздеться в первый же день съемок, когда мы и знакомы-то почти не были. И вот стоим мы на площадке: я абсолютно голый, даже носков нет, она практически в таком же виде, рядом режиссер и оператор. Но, стоило нам обняться после команды «Начали!», мы как-то одновременно поняли, что человек напротив — родной и близкий, лишь он может тебе помочь. И вцепились друг в друга так, словно были знакомы всю жизнь. (Смеется.) После этого самого сложного дубля дальше игралось уже легко. Мне до сих пор интересно: режиссер специально поставил эту сцену первой, чтобы мы сразу раскрепостились и сблизились? Или это совпадение? Но спрашивать у Стефано я не буду. Пусть лучше останется интрига.

Алексей Воробьев с партнершей Джулией Микелини

Кадр из трейлера фильма

В этом фильме вы выступили не только как актер, но и как композитор и режиссер монтажа…

Музыку к фильму изначально писал итальянский композитор, но результат не устроил продюсеров. Мне предложили попробовать сделать одну сцену, а после этого дали зеленый свет. И когда я начал писать музыку, то стал принимать участие в монтаже: например, просил поменять какие-то кадры и сцены местами, предлагал свои варианты монтажных склеек, обсуждал с авторами ритм фильма. «Вставай и бейся» — такое эмоциональное, яркое кино с быстрым монтажом. Мне самому близок этот темп, клиповая эстетика. Куда ближе фестивального кино с длинными паузами и долгими планами. Мы сейчас привыкли жить на высоких скоростях: быстро листаем странички в Facebook, стремительно переключаем каналы по телевизору, и времени поставить все на паузу попросту нет.

Эта ваша торопливость не раздражает режиссеров?

Пока ни один не жаловался. (Улыбается.) На площадке я всегда такой веселый парень, который любит предлагать какие-то вещи. Но даже самые странные идеи могут оказаться интересными находками. Тут вопрос во вкусе человека по ту сторону экрана: понравятся ему мои находки или нет. Я это делаю не ради самоутверждения, мол, я же это придумал, я крут! Просто хочется, чтобы конечный результат получился максимально достойным.

Алексей Воробьев с коллегами по картине «Вставай и бейся»

Каких еще проектов с вашим участием стоит ждать в будущем?

Только что закончил сниматься в американском триллере «Дерево из тел», а еще завершил работу над музыкой для фильма «Чужой дом», это копродукция России, Испании и Грузии. Сейчас же полным ходом идут съемки телефильма «Тайна кумира» для канала «Россия 1». Кино про 70-е годы, я играю там главную роль — собирательный образ советской звезды. Написал несколько песен в советской стилистике для своего героя. Замечательный опыт! Во время ММКФ как раз бегал со съемок на показы «Вставай и бейся» и обратно, возвращался поздно ночью домой, еще писал музыку и аранжировки для завтрашних сцен… Ради того чтобы я мог вечером представить зрителям нашу итальянскую картину, приходилось начинать сниматься в «Тайне кумира» с шести утра, так что поспать почти не удавалось.

Как же выглядит ваша личная жизнь при таком графике?

На это, как и на многое другое, например на отпуск, времени нет. Либо ты выбираешь такую жизнь и принимаешь ее правила, либо нет. Приходится чем-то жертвовать. Можно, конечно, сидеть на диване и плевать в потолок, но тогда с тобой ничего интересного и не произойдет.

И вам ничего не хочется изменить?

Разве что одну маленькую деталь: добавить в свое расписание пункт «Никогда не начинать день раньше полудня». (Смеется.) Я согласен ложиться хоть в пять, хоть в шесть утра. Но, пожалуйста, не заставляйте меня вставать в семь! И тогда я заживу счастливо!

 

Текст:
Вероника Чугункина/HELLO!

Фото: Архивы пресс-служб

Источник