«Принц тьмы», «угрюмый лирик», «проклятый поэт» — лишь немногие титулы этого трагика от рок-музыки. Отстраненный, мрачный, загадочный, он выступает больше 40 лет и остается неизменно преданным своему образу. Накануне концертов (25 мая музыкант выступает в Москве, 26-го — в Санкт-Петербурге) HELLO! узнал у самого Ника Кейва, насколько он мрачен в реальности.

Ник КейвОдно из самых оригинальных прозвищ дали Нику Кейву московские поклонники в конце 90-х. Впервые приехав в Москву в 1998 году, музыкант произвел неизгладимое впечатление на публику, его полюбили как родного и с тех пор стали панибратски называть Колей Пещерой (фамилия музыканта в переводе с английского означает «пещера»). С того момента прошло уже 17 лет. Кейв по-прежнему пишет скорбные песни, необычные книги и страшные сценарии, раз за разом следуя собственному негласному девизу «Чем мрачнее, тем лучше». Два года назад он снялся в фильме «20 000 дней на Земле», отметив этим прожитые на планете годы. Сейчас Нику идет 22-я тысяча суток по земному летоисчислению, но кажется, что он уже давно живет в своем собственном мире, наплевав на земные законы.

— Ник, в последний раз вы были в нашей стране в 2011 году. Почему сейчас решили вернуться?

— Все происходит тогда, когда нужно. Я давно не был в России, мне интересно увидеть, как все изменилось за эти четыре года. К тому же я люблю своих российских фанатов и очень по ним соскучился.


— Они как-то отличаются от ваших поклонников в других странах?

— Да, я неоднократно говорил, что в России всегда рассчитываю на особенно теплый прием и всегда его получаю. Русские фаны — люди с пламенными сердцами. Может быть, это потому, что у вас в России так холодно? Или это действие водки?

— Возможно, что и то и другое. Кстати, у нас многие издания пишут, что в России так сильно любят Ника Кейва за угрюмый вид и мрачные песни, которые очень подходят состоянию русского человека. Вы согласны с таким утверждением?

— Думаю, русские люди действительно склонны к депрессии. Рефлексия и некоторая мрачность хорошо отражены в литературе Достоевского, которого я очень люблю. Я даже свою вторую музыкальную группу, которую мы сколотили с друзьями, назвал The Birthday Party («Празднование дня рождения». — Ред.) в память об одной из сцен романа «Преступление и наказание» (у Ника свои аналогии, и он неизменно ссылается на этот роман в интервью, имея в виду поминки Мармеладова. — Ред.). Мне импонирует русская душа, и я убежден, что только люди сознательные, думающие способны принять всю скорбь этого мира и позволить ей просто быть, а не пытаться отделаться от нее. В этом есть великая мудрость.

— Вы создаете не только грустные песни, но и такие же невеселые книги. Никогда не хотелось написать что-нибудь более светлое, например детскую сказку?

— Детская книга — это хорошая идея. Я бы хотел выпустить что-то вроде сборника притч о жизни, изложенных сквозь призму сказочных персонажей. Так что ждите на прилавках.

— Вы начали писать в 80-х. Почему занялись литературной деятельностью?

— Я долгое время не мог отразить в музыке целую галерею теснившихся в моей голове образов, тщетно пытался подогнать их под формат песен и готов был их бездушно похоронить. К счастью, многие идеи нашли свое место в моей литературе.

— Литература, кино, музыка — кажется, вы невероятно деятельны. Как все успеваете?

— Я просто не трачу время на Интернет, как это делают многие.

Ник Кейв с женой Сьюзи Бик и сыновьями Артуром и Эрлом

— В будущем не планируете расширить сферу деятельности? Например, начать выпускать линию одежды от Ника Кейва?

— Одежда? О нет! Оставьте эту работу для Майли Сайрус. Я бы, скорее, хотел всерьез заняться живописью. Она всегда вдохновляла меня, я находил новые образы в картинах и переносил их в музыку, понимаете? Возможно, пришла пора задуматься над тем, чтобы начать все от обратного: перенести музыкальные образы на холст и посмотреть, что в итоге получится.

— Вы не раз говорили, что каждая песня о любви — это обращение к Богу. Вы религиозный человек?

— Лучше всего на этот вопрос ответит цитата Дени Дидро, которая мне очень нравится: «Отнимите у христианина страх перед адом, и вы отнимите у него веру». Я не хочу воспринимать Бога сквозь призму религий. Думаю, самому Богу вряд ли бы понадобилось такое количество атрибутики и антагонистов, которыми пестрят сейчас многие верования.

— А в музыке есть что-то божественное, на ваш взгляд?

— Музыка вообще не имеет границ. Я даже готов поспорить, что у Бога и Сатаны в плей-листе играют одни и те же песни!

— Кстати, о контрастах. Ваш дуэт с Кайли Миноуг на песню Where The Wild Roses Grow, которую журнал NME включил в список «100 лучших песен 1990-х», многие помнят до сих пор. Как вы решились на сотрудничество с поп-исполнительницей?

— Все дело в том, что Кайли невероятно притягательна, я не смог устоять. Вы же видели ее фото, видеозаписи, с этим не поспоришь! Более того, с ней очень приятно работать, она настоящий профессионал. Например, во время записи нашей песни Where The Wild Roses Grow она была сосредоточенна и включена в работу на протяжении всей записи, но при этом ни на секунду не теряла своего очарования.

— Два года назад вы снялись в автобиографическом документальном фильме «20 000 дней на Земле», где экранный Ник Кейв постоянно ведет диалог с самим собой. В жизни вы слышите свой внутренний голос? Спорите с ним?

— Конечно, я периодически слышу свой голос. Но если я начну с ним спорить, то во что я превращусь? В жалкую пародию на великих мыслителей? Или, может, в постоянного клиента психушки? Я предпочитаю оставаться наблюдателем со стороны, зрителем того самого фильма про Ника Кейва.

Push the Sky Away — обложка последнего альбома артиста, выпущенного в 2013 году

— Вы родились в солнечной Австралии и прославились во всем мире, но в итоге осели с семьей в британском городке Брайтон, где погода совсем не радует. Почему именно там?

— Мне нравится ритм жизни южного побережья, к тому же я никогда не грезил о мегаполисе. Так что Брайтон — это идеальный выбор для меня, моей жены Сьюзи и наших сыновей Артура и Эрла. Никто нас не беспокоит, все чинно и тихо. Если вы надумаете сюда приехать, то поймете, что Брайтон действительно заслуживает внимания.

— Со Сьюзи вы вместе уже почти 20 лет. В чем секрет такого постоянства?

— У нас с ней просто очень похожие характер и темперамент, взгляды, с этим мне очень повезло — мы дополняем друг друга. Время от времени мы не прочь вместе выйти в свет, иногда берем с собой детей. В общем, у нас все супер.

Ник Кейв с супругой Сьюзи Бик— Сьюзи ездит с вами в музыкальные туры?

— Обычно я езжу в турне без жены. Путешествия — это прекрасно, но музыкальные туры — это, прежде всего, работа, и Сью предпочитает заниматься своей, давая мне определенную свободу.

— Артуру и Эрлу уже 15 лет, а старшим сыновьям от ваших прошлых отношений Люку и Джетро — по 24. Как они относятся к музыканту Нику Кейву?

— Я счастлив, что мои дети уважают музыку своего отца. Любой родитель мечтает видеть признание своих детей. А с Люком нам даже удалось поработать вместе над записью саундтрека к вестерну Эндрю Доминика «Как трусливый Роберт Форд убил Джесси Джеймса», главную роль в котором сыграл Брэд Питт. Я очень горжусь сыном.

Ник Кейв с сыновьями

Старший сын Ника — Джетро — модель— Не боитесь, что дети — особенно те, что помладше, — повторят ваши подвиги молодости: наркотики, пьяные загулы?

— Я, скорее, надеюсь на обратный эффект: мой личный пример заставит их отказаться от подобного.

— Ник, в этом году вам исполнится 58 лет. У вас остались еще какие-то нереализованные мечты?

— Я бы хотел умереть и воскреснуть, а затем записать сольный альбом о том, что увидел. Можете назвать это дуэтом со Вселенной.

— Вы верите, что песня может спасти жизнь?

— Если вы истекаете кровью, черт возьми, можете даже не пытаться.

 

Концерты Ника Кейва пройдут 25 мая в Москве в Crocus City Hall и 26 мая в Санкт-Петербурге в БКЗ «Октябрьский»

Текст:
Вероника Чугункина/HELLO!

Фото: Gettyimages.com

Источник