Родные Жанны Фриске рассказали о том, что происходило с артисткой в последние моменты жизни. По словам ее отца, известная певица попрощалась с ним еще за два месяца до своей трагической кончины.

«В день, когда она умерла, приехали врачи из Китая, – говорит отец Жанны Владимир Фриске. – Они очень долго ехали, потому что сначала кого-то спасали, потом долго ехали. Я их встретил в 3:30 утра. Они приехали, посмотрели, сказали, мол, месяц назад мы бы еще могли что-то сделать. А сегодня уже мы отказываемся браться. И в этот день она умерла», – поделился мужчина.

«Я за пять дней понял, что она умрет. У нее уже начались необратимые изменения. Она уже начала мучиться, чувствовала боль. А до этого, по словам врачей, она ее не чувствовала – просто спала. А тут у нее началась температура, которую мы стали пытаться сбить. Но ничего не получалось. Думали, что какая-то инфекция была. До этого сын заболел – у него была температура за 40… Решили, что это от него перешло на нее. Сдали анализы – оказалось, инфекции никакой нет. Водкой обтирали – на 15-20 минут сбивалась температура до 38 градусов, а потом опять 40. Врачи сказали, что опухоль повлияла на тот участок мозга, отвечающий за температуру. Назвали это «злокачественной гипертермией». А в последние дни началась агония», – рассказал мужчина.

«Я попросил Олю и Ксюшу, чтобы они домой не уезжали. В 10:07 Ксюша записала все показатели. Я отвернулся и тут она говорит – «Все, она больше не дышит». Ушла тихо, спокойно. Мне показалось, что сердце еще стучит. А врач говорит – сами послушайте. И я послушал через стропоскоп – и так и вышло», – цитирует Владимира «Комсомольская правда».

Ольга Орлова думает, что Жанна решила попросить прекратить все манипуляции и дать ей спокойно уйти: «Мы остались в комнате втроем – сестричка из онкоцентра, подруга Жанны, Ксюша, и я. Она как будто выгнала в эту минуту родителей – тетя Оля и дядя Вова вышли. А мы сели рядом с ней, обтирали ее, уговаривали – «давай, малыш, борись». И я никогда не видела такого, чтобы в каждую секунду температура росла на один градус. И она дышала так… Я говорила девочкам – мне кажется, она хочет, чтобы мы все ее оставили в покое и отпустили. Потому что мы делали много экстренных мер – вливали ледяной раствор внутрь, еще что-то. И ровно после этой фразы она сделала еще два вздоха и все. Мне, казалось, что она еще дышит. Вошел дядя Вова, и я ему говорю – «Все», – поделилась подруга погибшей артистки.

Владимир Борисович вспомнил момент, когда дочь с ним попрощалась: «За два месяца до этого она не говорила уже, разве что очень тихо. Был очень хороший день, я подошел к ней, сел. Она взяла меня за руку и сказала: «Папочка, я тебя очень люблю». Больше она ничего никому не говорила. Видимо, простилась», – заключил отец Фриске.

Заметили ошибку на сайте? Нажмите Ctrl+Enter

Источник