Режиссер фильма Данкан Джонс.

В прокат вышел фильм, снятый по мотивам одной из самых популярных компьютерных игр всех времен. «КП» поговорила с его автором

Игра «Warcraft» (что в переводе значит «Военное ремесло») вышла в 1994 году и оказалась большим хитом. А через десять лет появилась многопользовательская World of Warcraft — и она уже стала настоящим феноменом: на нее подписалось больше 12 миллионов игроков. (Население Норвегии меньше в два раза).

Разобраться во вселенной «Варкрафта» и его многочисленных продолжений неподготовленному человеку уже почти невозможно: вселенная «Властелина колец» по сравнению с ним выглядит камерной и уютной. Действие разворачивается в течение многих тысячелетий и разворачивается сразу во многих мирах. Но режиссер фильма по мотивам «Варкрафта» Данкан Джонс относится к этому самому неподготовленному зрителю милостиво: ему будет понятно абсолютно все. Грубо говоря, это рассказ о том, как все начиналось.

В Азерот (мир, населенный главным образом людьми) приходит Орда, состоящая из грозных и диких орков. Их верховный маг Гул′дан открывает портал (энергию для этого он получает, высасывая жизнь из несчастных пленников Орды) — и армия вооруженных злобных чудищ отправляется всех порабощать и убивать. И только орку Дуротану (Тоби Кеббелл) — не менее уродливому, чем остальные, но все же более чуткому — кажется, что кровавые битвы — это лишнее. В итоге он идет на переговоры с главой армии Азерота (Трэвис Фиммел). Битва, несмотря ни на что, состоится, и будет она, конечно, кровопролитной, со множеством магических заклятий, летающих существ (очень похожих на гиппогрифов из «Гарри Поттера»), и так далее.

44-летний Данкан Джонс — единственный сын Дэвида Боуи, великого британского певца, музыканта и актера, ушедшего от нас в январе этого года. Никто, конечно, не воспринимает его исключительно в этом качестве: он достойно заявил о себе, сняв два фантастических триллера, «Луну 2112» и отличный «Исходный код» (тот, где Джейк Джилленхол раз за разом пытался предотвратить взрыв бомбы в поезде). Но, тем не менее, Данкан — пример «папиного сына». После того, как его родители развелись, он, девятилетний, остался с отцом, а не с матерью, моделью Энджелой (со временем он и вовсе прервал с нею все отношения). Взял папину фамилию (Джонс — настоящая фамилия певца), в детстве и отрочестве по странной прихоти требовал, чтобы его звали Зоуи Боуи. Был шафером на следующей свадьбе отца, с еще одной моделью — Иман Мохамед Абдулмаджид. Потом был оператором на концерте в честь его 50-летнего юбилея, снимал рекламу — и участвовал в создании компьютерных игр, бешеным фанатом которых Данкан является с детства.

БЫЛО СТРАННО ВИДЕТЬ ОТЦА В КАЧЕСТВЕ СИНЕЙ ГОЛОГРАММЫ

— С чего у вас началась любовь к компьютерным играм?

— С самого детства, с игрушек вроде «Саймон говорит». Знаете — где надо было нажимать на цветные кнопки, повторяя последовательность, которую предложил компьютер. А потом у меня появился домашний компьютер Commodore 64 (64 — потому что там было целых 64 килобайта оперативной памяти; большое достижение для 1982 года. — Ред.) Вот именно благодаря «Коммодору» я впервые задумался о том, какие возможности в себе скрывают компьютерные игры. А в «Варкрафт» я впервые сыграл в середине 90-х, когда учился в колледже в Огайо, посреди Америки.

— Что о вашей увлеченности играми думал отец?

— Он никогда сильно ими не интересовался, и его даже смущало, что я провожу за ними столько времени. Он мне говорил: «Может, ты выйдешь из дома, поиграешь где-нибудь на воздухе?» Но в то время вообще немногие понимали, что в играх такого, и почему это такое чудесное развлечение. Так что, я думаю, это просто разрыв между поколениями.

Разобраться во вселенной «Варкрафта» и его многочисленных продолжений неподготовленному человеку уже почти невозможно.Фото: кадр из фильма

— Но он же сам появился потом в компьютерной игре?

— Да, в 1999 году, в «Омикроне». И потом даже написал для нее несколько песен. Когда он думал, соглашаться или нет, взял меня на встречу с ее создателями. Я помню, в каком восторге был, когда об этом узнал. И она в итоге мне понравилась. С одной стороны, было странно видеть своего отца на экране в виде синей голограммы. Но я видел его в разных странных местах, и компьютерная игра была просто еще одним необычным местом!

— Когда вы играете в «Варкрафт», вы за Орду или за Альянс?

— За обе стороны попеременно. Но вообще-то чаще за Орду. Сейчас, когда я режиссер фильма, я в значительной степени — рефери, поэтому я должен поддерживать обе стороны. И мне действительно важно, чтобы аудитория поняла тех героев, кто людьми не является. Сопереживала чужим, своим врагам.

— Что для вас было самым сложным в работе над фильмом?

— Не растерять запас сил! Мои предыдущие фильмы снимались год, ну полтора. А работа над «Варкрафт» шла три с половиной года! Провести столько времени, держа все в фокусе, сохраняя контроль надо всем, что происходит на площадке и на экране — для этого нужно очень много энергии!

— Но это же тяжело — работать над фильмом, который чуть менее чем полностью состоит из компьютерной анимации и спецэффектов. В то время как в предыдущих ваших фильмах всей этой мультипликационности почти не было.

— Актеры, которые играют орков, конечно, двигаются в специальных костюмах, которые позволяют их потом трансформировать на компьютере во что угодно. Но мы построили столько настоящих декораций, сколько смогли. И актеры двигаются в настоящих, прекрасных «живых» ландшафтах. И они своей игрой сделали все, чтобы оживить своих героев.

В Азерот (мир, населенный главным образом людьми) приходит Орда, состоящая из грозных и диких орков.Фото: кадр из фильма

Я ПЕРЕНЕСУ «КАСАБЛАНКУ» В БЕРЛИН БУДУЩЕГО

— Все экранизации видеоигр до сих пор оказывались провальными. Ну, разве что «Лара Крофт» стала успешной…

— И «Обитель зла»!

— Ну да, но все остальное — «Doom», «Макс Пэйн», «Хитмэн», «Принц Персии» и так далее — были разруганы критиками и в прокате прошли совсем не так хорошо, как ожидали продюсеры. Ну и что вы думаете о перспективах «Варкрафта»?

— Я не могу предсказать, сколько тот или иной фильм соберет в прокате! (Смеется.) Все, что могу сказать — я вложил в этот фильм огромную любовь и огромную страсть. Как и все, кто над ним работал. Многие из них сами фанаты игры — и Роб Казински, который играет Оргрима, и Дэниел Ву, который играет Гул’дана, и Билл Уэстенхофер, который занимался спецэффектами, и еще многие, многие. Думаю, это многое значит.

— Писали, что если фильм окажется блокбастером, вы должны будете снять еще два фильма по «Варкрафт»…

— Ой, очень на это надеюсь! Я бы очень хотел снять трилогию, и обсуждал эту идею с создателями игры в компании Blizzard. Я знаю, мне многих еще предстоит в этом убедить, но, по-моему, я бы снял три по-настоящему хороших фильма!

— И на каждый потратите еще по три с половиной года жизни? Не боитесь похоронить себя в «Варкрафте», как Майкл Бэй похоронил себя в «Трансформерах»?

— Надеюсь, на следующие фильмы времени потребуется меньше. А насчет «похоронить себя» — боялся бы этого, если бы это было все, чем мне осталось в жизни заниматься. Но сразу после «Варкрафта» я приступлю к съемкам своего маленького фильма «Немой», и надеюсь, что смогу строить свою карьеру так же, например, как Крис Нолан, который в промежутках между фильмами о Бэтмене» снял авторские фильмы «Престиж» и «Начало». Я был бы счастлив.

— А расскажите про «Немого».

— Это фантастический фильм, похожий на «Касабланку», его действие разворачивается в Берлине, в будущем, в сообществе эмигрантов, которые собрались там со всех концов света. И это своего рода детективная история.

— Почему в Берлине? Это же был важный город для вашего отца…

— И для меня тоже. Когда папа там был, он всегда брал меня с собой. Много чего там происходило. А я был маленьким, и он меня поражал: в нем столько всего собралось со всех концов света, вся наша культура. Он, как маленький остров посреди огромного мира, впитал столько чувств, столько запахов — и я попытаюсь все это передать, в декорациях фантастического фильма.

Битва, несмотря ни на что, состоится, и будет она, конечно, кровопролитной.Фото: кадр из фильма

— Не хотите снять фильм по комиксам Marvel? Типа «Мстителей» и «Человека-паука»…

— У меня были с ними переговоры. Нет, не хочу. (Смеется). Я хочу делать свое кино. «Варкрафт» — большой фильм в жанре фэнтези, и, как ни странно, никто в этом жанре ничего нового не создал после Питера Джексона с его «Властелином колец». Пытались, но всегда оставалось ощущение, что кто-то заново снимает «Властелина колец». Я очень надеюсь, что «Варкрафт» произведет впечатление чего-то свежего и нового.

— Среди кинокритиков идет дискуссия на тему того, являются ли компьютерные игры искусством. Что вы об этом думаете?

— Папа как-то дал очень интересное, полезное — хотя и свободное — определение того, что такое искусство: если чье-то произведение заставляет тебя немного по-другому взглянуть на мир, значит, в нем уже есть художественная цельность. И если я играю в игру и в процессе начинаю смотреть на мир по-другому — значит, да, там есть искусство.