Уже почти два года прошло с тех пор, как не стало Жанны Фриске, но судебные тяжбы, связанные с ее именем не утихают по сей день. Недавно Русфонд через суд попросил семью певицы отчитаться о потраченных 21 млн рублей, собранных организацией на лечение Жанны, или же вернуть их на счет фонда.

Фото: Starface

Хоть отец Фриске с решением суда и не согласен, тем не менее он постарался найти все имеющиеся дома чеки из различных клиник, где проходила лечение Жанна. Что в итоге получилось:

— 4 млн 351 тыс. рублей семья Фриске потратила на лечение Жанны в Университетской клинике Гамбург-Эппендорф (нем. Universitätsklinikum Hamburg-Eppendorf) в 2013 году.

— 650 тыс. рублей ушло на обслуживание в Немецком реабилитационном неврологическом центре HELIOS Klinik в том же 2013 году.

— 3 млн 740 тыс. рублей попросила компания авиаперевозок «Тринити чартер групп» за предоставленные услуги по транспортировке неходячей на тот момент Жанны частным самолетом.

— В 11 млн рублей обошлись 15 ампул экспериментальной вакцины против рака «Абдива», приобретенной в мае 2015 года.

— И еще 1 млн 169 тыс. рублей ушло на лечение в Лос-Анджелесе в мае 2015 года.

Итого выходит: 20 млн 910 тысяч рублей – именно та сумма, о которой уже на протяжении двух лет столько разговоров.

«Почему же раньше нельзя было предоставить все эти чеки и закрыть тему?» – резонно задаются вопросом поклонники певицы. Возможно, потому, что большинство из них датированы 2013 годом, когда о болезни Жанны еще никто не знал. И значит, лечение певицы семья оплачивала из собственного кармана.

Страшный диагноз Фриске стал достоянием общественности после того самого перелета на частном самолете за 3 млн рублей. Тогда фотографы засняли Фриске на каталке в аэропорту, а в начале 2014 года Первый канал совместно с Русфондом объявил сбор средств на лечение Жанны.

Выходит, что по предоставленным чекам после 2014 года было потрачено всего 12 млн 169 тысяч, а судьба еще 9 млн остается неизвестной.

«Если бы знали, что придется вот так отчитываться, конечно, сохранили бы больше, – признался Владимир Фриске, пишет сайт „Комсомольская правда“. — Во время болезни дочери было не до чеков… Первый канал через свою телеакцию собрал 69 млн рублей в январе 2014 года, а Русфонд перечислил на счет оставшиеся от этой суммы 25 млн лишь в ноябре. А тогда уже острой необходимости в деньгах не было: мы обходились своими силами».
Источник